НАДПИСЬ В САМОМ ВЕРХУ!!!!
Депутат областной думы. Советский и российский прыгун в воду, двукратный олимпийский чемпион, единственный в истории обладатель 8 олимпийских наград в прыжках в воду. Заслуженный мастер спорта России. Почётный гражданин Воронежа.


С 2010 года - вице-президент Всероссийской Федерации по прыжкам в воду.
официальный сайт

10

июня
2011

Вчера на чемпионате России по прыжкам в воду в Рузе дуэт Дмитрий Саутин—Юрий Кунаков в драматичной борьбе занял второе место в синхронных прыжках с трехметрового трамплина вслед за действующими чемпионами Европы в этом виде Евгением Кузнецовым—Ильей Захаровым. Несмотря на то, что на июльский чемпионат мира Саутин-Кунаков не отобрались, двукратный олимпийский чемпион и единственный в мире обладатель восьми олимпийских наград в прыжках в воду 37-летний ДМИТРИЙ САУТИН в интервью корреспонденту «Ъ» ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ заявил о том, что не теряет надежды выступить на Играх-2012 в Лондоне. Он также поделился планами на жизнь после окончания своей уникальной спортивной карьеры.

— Как вы находите мотивацию для того, чтобы прыгать дальше, имея в свои 37 лет кучу наград, всевозможных титулов, а с недавних пор и две солидные должности — вице-президента Российской федерации прыжков в воду и депутата Воронежской областной думы?

— Раз я уже начал сезон, надо его достойно завершить. Олимпиада опять же не за горами… Да, тяжело. Здоровье, если честно, уже не то. Все тело ломит: кости болят, колено, спина. На сегодняшний день я самый возрастной прыгун в мире. Следующий за мной по старшинству — прыгун с вышки кубинец Хосе Антонио Гуэрра. Ему 33 года. Но тем не менее каждое утро я встаю, гуляю с собакой, а в шесть часов еду на тренировку, потом — в Думу. И если там у меня, как у руководителя комитета по развитию физкультуры и спорта, важных дел и встреч нет, вечером опять отправляюсь в бассейн. Напарника своего Юрия Кунакова опять же поддержать надо. Не бросать же парня на произвол судьбы? Не скрою, мотивирует меня и материальная сторона вопроса. Я спортсмен-армеец, имею чин подполковника, но служба в армии с государственной службой несовместима. В общем, меня и мою семью — жену и двух сыновей — пока что только прыжки кормят.

— Получив серебро на национальном первенстве, по спортивному принципу вы с Юрием Кунаковым на чемпионат мира не отобрались…

— Ну и что? Мы уже свыклись с ситуацией, когда с появлением в России молодой перспективной пары чемпионов Европы Евгения Кузнецова—Ильи Захарова, на которых нынче делается основная ставка, пора моего прохода на крупнейшие соревнования без отбора канула в Лету. Но кто бы из россиян в Шанхае ни выступал, задачу там предстоит решать непростую — попасть в тройку. Только при этом условии Россия автоматически получит олимпийскую лицензию в том или ином виде прыжковой программы. Но завоюет ли российская пара лицензию в синхронных прыжках с трамплина с первой попытки или нет, в любом случае после чемпионата мира все начнется сначала. Наши два дуэта опять будут бороться. Сначала между собой на январском Кубке России, а затем на февральском Кубке мира в Лондоне, где будут разыграны оставшиеся лицензии на Игры. И если кто-то из наших прыгунов — неважно, кто и где — лицензию получит, то ответ на вопрос о конкретных именах участников Олимпиады окончательно решится только на чемпионате России будущего года.

— Вас не смущает, что ваши главные конкуренты берут сложностью своей программы?

— Действительно, программа Жени и Ильи сейчас едва ли не самая сложная в мире. Мы с Юрой свою программу к чемпионату России тоже несколько усложнили. Но знаю по опыту: самое в нашем деле главное — стабильность. А проиграли-то мы вчера совсем чуть-чуть — в самом последнем прыжке, коэффициент сложности которого у нас был немного ниже, чем у наших соперников.

— Но окончание вашей спортивной карьеры, так или иначе, не за горами. Что потом?

— Построим на въезде в Воронеж бассейн имени меня. Я эту идею вынашиваю уже очень давно. Наконец, два года назад с приходом нового губернатора Воронежской области Алексея Гордеева дело сдвинулось с мертвой точки. В этом году закончим проектирование, подготовим документацию, а в следующем начнем строительство. Пополам с министерством спорта, а также при участии двух федераций — плавания и спортивной борьбы. Сооружение будет грандиозное, расчетная сумма строительства — порядка двух миллиардов рублей. Чего там только не будет: и прыжковая ванна, и бассейн, и куча залов разной направленности, в том числе борцовский и для занятий художественной гимнастикой, кафе, ресторан. А когда в 2013 году комплекс, как мы надеемся, будет введен в строй, может, и директором его стану? Своя прыжковая школа у меня уже есть, опыт руководящей работы тоже.

— Директорство в бассейне — предел ваших мечтаний?

— В сухом, как говорится, остатке я хочу иметь нормальную работу и нормальную жизнь. А еще мечтаю о том, чтобы как можно больше ребятишек увлечь прыжками в воду. Чтобы скамейка взаимозаменяемых ребят была у нас в сборной не такой короткой, как сейчас, а такой же длинной, как у наших главных соперников в Китае. А вот тренировать не смогу. После насыщенной спортивной жизни и потраченных нервов стоять на бортике я уже не в силах.

— А вы уверены, что сможете управлять большим хозяйством?

— Разве это трудно? Управлять — легче, чем прыгать в воду. Столько специалистов будет вокруг меня, и у каждого свой участок, свои дела. В управление я уже, можно сказать, нырнул.

Газета «Коммерсантъ», №104 (4645), 10.06.2011