НАДПИСЬ В САМОМ ВЕРХУ!!!!
Депутат областной думы. Советский и российский прыгун в воду, двукратный олимпийский чемпион, единственный в истории обладатель 8 олимпийских наград в прыжках в воду. Заслуженный мастер спорта России. Почётный гражданин Воронежа.


С 2010 года - вице-президент Всероссийской Федерации по прыжкам в воду.
официальный сайт

17

августа
2010

Насекина А. Источник: Советский спорт 13 августа 2010, №120(18189)

это Яшин, это Третьяк!

ВЧЕРА. БУДАПЕШТ. ТОЛЬКО НАШЕМУ КОРРЕСПОНДЕНТУ АННЕ НАСЕКИНОЙ (СЛЕВА) ДМИТРИЙ ГУБЕРНИЕВ РАЗРЕШИЛ ПОНАБЛЮДАТЬ ЗА ЕГО РАБОТОЙ.

СОБЫТИЕ ДНЯ. ЧЕ ПО ВОДНЫМ ВИДАМ СПОРТА. ПРЫЖКИ В ВОДУ. МУЖЧИНЫ. 3 м

Когда по телевизору слышен голос Дмитрия Губерниева, многие невольно останавливают свое внимание на этой трансляции, не в силах переключить телевизор. Экспрессию, которую комментатор переносит на телеэкраны, прочувствовала на себе наш корреспондент, сидя за одним столом с комментатором телеканала «Россия 2» во время финала синхронных прыжков с трамплина у мужчин.

ИСКЛЮЧЕНИЕ ДЛЯ «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

— Ну, присаживайся! — встречает меня Дмитрий у своего комментаторского стола перед самым началом соревнований.

— Спасибо.

— Делаю исключение только для «Советского спорта» и лично для тебя, пятикратной чемпионки мира, — сразу поясняет он.

— Неужели к вам столь ограниченный доступ?

— А ты как думала? Не всякому удается здесь посидеть.

Стол телекомментатора завален бумагами. Стартовый протокол, биографии спортсменов, результаты полуфиналов. Листы – печатные, рукописные, скомканные — пересматриваются, периодически улетают от поднимающегося над бассейном ветра – ведь трибуны для комментаторов открытые. В распоряжении Губерниева два экрана – на один выводятся результаты, на другом идет трансляция.

Дмитрий надевает наушники. Настраивает звук.

— Алло! Москва! Я вчера на концерте Таисии Повалий был, Басков, жаль, не приехал, — Губерниев начинает работу с фирменных шуточек, последовательно нажимая кнопки и подкручивая тумблеры внутренних и внешних шумов на регуляторе звука. – Да, да, голландцев будем резать, ничего страшного, — бросает Дмитрий перед началом трансляции. – Здравствуйте, дамы и господа, в эфире…

Замечаю, Дмитрий слегка нервничает на первых секундах эфира. Ноги отбивают нервную дробь по полу, пальцы беспрерывно щелкают авторучкой. При этом успевает просматривать кучу бумаг.

— Уважаемые телезрители, я считаю, что каждый уважающий себя образованный человек должен знать имя Дмитрия Саутина. Саутин – это Лев Яшин, Владислав Третьяк! Таких людей надо заносить в Книгу рекордов Гиннесса. Первый раз выиграв в 1991 году, он до сих пор продолжает бороться за медали!

«ЮРА СЛЕГКА НАБРЫЗГАЛ НА ВХОДЕ»

Губерниев не слышит, как вокруг него вопят итальянские журналисты. Наушники телекомментатора звуконепроницаемы. Я же невольно прижимаю руки к ушам.

— Как зовут вашего второго прыгуна? — обращается ко мне коллега из Франции. — Куна…Куна…

— Кунаков.

— А мерси, мерси, — мой сосед надевает наушники и резко переходит в мир слов и картинок.

— Совсем недавно Саутин нашел себя с молодым Юрой Кунаковым, — продолжает репортаж Губерниев. — Разница в возрасте у нашего дуэта – 16 лет. Это значит, когда Кунаков только родился, Саутин уже был членом сборной СССР. А-апчхи! – Губерниев успевает отключить звук на регуляторе. И тут же — снова за работу.

В работе Губерниева экспрессия — главный конек. Акценты на словах он расставляет, нагибаясь к столу всем корпусом. Может долго говорить без перерыва, успевая при этом упомянуть историко-биографические данные каждого спортсмена, вычитывая их на листочках-шпаргалках. Но при этом создается впечатление живой непринужденной беседы с телезрителями.

— Вот, посмотрите, — словно обращается к ним Дмитрий, показывая пальцем на видеоэкран, — Саутин слева, Кунаков справа. Командует в этом дуэте подполковник – такой чин у заслуженного российского прыгуна. Коэффициент сложности 2,0.

Секундная пауза во время прыжка. Задержка дыхания.

— Слегка Юра набрызгал на входе, — комментатор уже даже не смотрит на экран, на выдохе продолжает бодрым голосом рассказывать о конкурентах нашей пары.

— Второй прыжок обязательной программы. Асинхрон. Кунаков раньше входит в воду. Сейчас его две оценки будут меньше, чем у Саутина.

Система судейства синхронных прыжков такова, что технику каждого спортсмена оценивают двое судей. Остальная бригада оценивает синхронность исполнения обоих.

— Третий прыжок – коэффициент 3,4. Винтовая группа. Полтора оборота с тремя с половиной винтами. Не их прыжок, – произносит Губерниев нараспев, а в это время уже копается в бумажках — ищет информацию о прыжке немецкого дуэта.

А вот и перерыв на рекламу.

— Тебе какая музыка нравится? – быстро расслабляется Дмитрий, словно и не комментировал только что никаких стартов.

— Мне… под настроение, — отвечаю, слегка растерявшись.

— А я «Айрон мэйден» слушаю. Не все же Баскова, — Дмитрий вновь упоминает своего любимого певца.

— А сейчас на трамплине итальянцы, — секунду спустя опять переключается на трансляцию. – Не справляются. У Маркони ноги гопака сплясали, — к концу соревнований Дмитрий больше склонен к шуткам.

— Четвертый прыжок Саутин — Кунаков выполняют, как под копирку. 9,5, дамы и господа! — Губерниев зачеркивает выполненные попытки на листе статистики. — Мы можем прыгать лучше, — комментирует Дмитрий пятый заход уже не глядя. Все мысли и бумажки собраны для комментария решающей попытки.

— Сейчас все решится. Пан или пропал, — вдвоем замираем перед последним выходом на старт нашей пары. Я закрываю глаза. Смотреть на это нет сил. Волнуюсь так, словно сама стою на трамплине.

— Мы в призах! — раздается слева губерниевское восклицание. – Выцарапали бронзу! — Камень с души…

И все-таки почетная это миссия — нести людям весть о победе. Особенно когда тебя слушает вся страна.